Александр Воловик

Биография

(1931, Нижний Новгород - 2003 Иерусалим)
Родился в России в 1931. Жил в Поволжье, Сибири, на Урале. В Иерусалиме – с 1976 года. В течение четверти века (с 1977 по 2002 гг.) преподавал английский язык в Иерусалимской школе «Ховат ха-Ноар ха-Цион». Его учительский труд отмечен многочисленными грамотами от Министерства образования государства Израиль. Переводил с немецкого, английского,иврита и др. языков. Издал: четыре сборника на русском, один на иврите, «100 стихотворений в переводе с иврита», 1991, «Райский сад» 1993. Автор почти двух десятков изданий стихов, прозы и переводов, две из которых вышли на иврите, одна на английском. Переводы А.Воловика из Рахель, Эстер Рааб, Зельды, Д.Фогеля, А.Ковнера, А.Гильбоа, Г.Прейл, Д.Пагиса, Х.Ленского представлены в антологиях ивритской литературы в русских переводах, составленных Я.Либерманом (1997), Е.Римон ( 1998), Х. Бар-Йосеф, З.Копельман (1999). Переводы из А. Бен-Ицхака вошли в «Строфы века – 2» Е.Витковского ( 1998) - энциклопедическое по составу представленных мастеров русского перевода издание – памяти Иосифа Бродского.
В Израиле наибольшую известность получили переводы А.Воловика двух книг стихов Иегуды Амихая, с именем которого до последних дней была тесно переплетена жизнь иерусалимского учителя и крупного мастера русского перевода Александра Воловика. Из интервью с А.Воловиком:
“В апреле 1976 года я приехал в Израиль и уже через месяц начал учиться здесь, в Иерусалиме, в махоне Гринберга, чтобы получить разрешение на работу в израильской школе. Иегуда Амихай преподавал нам ивритскую литературу - преподавал на языке, который мы еще толком не знали… Шло время , я начал говорить и читать на ирите и вдруг … произошло то , что должно было произойти: на сегодня тихой, а тогда шумной лице Бен-Иегуда я встретился с И. Амихаем и, что самое удивительное, - он узнал меня, хотя и не мог вспомнить откуда! Мы расположились для беседы в кафе “Таамон”, ставшем на многие годы неизменным местом встречи. Во время одной из наших “посиделок” я сказал ему, что начал переводить его стихи… Он принял мой выбор, но просил добавить те , которые считал наиболее важными.”
Это были стихи “Когда избранный народ становится народом, как все”, “Все поколения до меня”, “Мельница в Ямин-Моше”, “Пастух-араб ищут козленка”, “Поэты повляются в Старом городе вечером”, “Я не знаю, повторяется ли история”, “Все поколения до меня”, “Туристы” . Все эти стихотворения не раз звучали на вечерах в Иерусалимском Общинном доме, Городской русской библиотеке, опубликованы в двуязычном издании стихотворений И.Амихая в переводах А.Воловика “Господь милосерден к маленьким детям”:
Они приезжают, чтобы выразить соболезнование,
Посетить памятник Катастрофы, поскорбить у Стены Плача
И посмеяться за тяжелыми шторами отелей…

Позже стихотворение “Туристы” было опубликовано в двуязычном англо-ивритском сборнике “Стихи о Иерусалиме”.
Моя профессия с первых дней дала мне возможность работать только по специальности! Пусть сначала не в Иерусалиме. Год я преподавал английский в Цфате. Вообще Цфат стал для меня словно одним из подступов к Иерусалиму. Всегда любил и люблю размеренность этого святого город. Он укрепил во мне осознание собственной принадлежности к Израилю. Это сказалось даже на отборе стихов для моей антологии «200 стихотворений» – немногих стихов, которые я оставил из России ( «Рубенс», «Музыка», об отце). Вообще после всех «Уралмашей», театральной суеты, мне всегда казалось, что Цфат подарил мне время на раздумья, позволив осмыслить сущность моего же рождения, почему еврей должен быть в Израиле и почему конкретно я должен жить только в Иерусалиме. Независимо от того, нравятся ли мне Ашкелон и Натания, жить я должен здесь:
Записки в Стене плача –
Словно птицы, прячущиеся
В трещинах истории.
Еще мгновение –
И они взлетят к небесам моего Бога.

А с 1977 по 2002 преподавал в Иерусалимской школе «Ховат-ха-Ноар ха-Цион». Когда начинал – это была малюсенькая школка трудно сказать какого уровня. Теперь в ней есть французские, американские, российские классы. В течение многих, помимо преподавателя, лет я работал, как здесь говорят, «Рокез ха-олим», работая непосредственно с ребятами репатриантами – по всем направлениям: языковая и социальная помощь. Никогда не вел литерат урной студии, но неизменно консультировал всю творческую поросль «Ховат ха-Ноар ха-Цион». А уж стихами-то был завален всегда – ра русском, иврите, английском. Причем, всегда призывал к тому, чтоб писали на иврите – это учит мыслить на языке своей страны. Я приехал сюда, потому что всегда хотел здесь жить. И если вы еще этого не захотели, мысля ивритом, это желание непременно появится! «Иврит – в сердцевине поэзии,» – писал в одном эссе И.Амихай. Жизнь показала, что это действительно так, хоть я и преподавал английский. Главное, что ученики меня понимали!“
В сборнике стихов, эссе, рассказов, пьес, очерков «Литературный Иерусалим» Иерусалимского отделения Союза писателей Израиля, вышедшем к 3000-летию Иерусалима ( Иерусалим, 1995) есть стихотворение А.Воловика – с посвящением И.Амихаю:
Давай, повидаемся…Боже мой, как надоели
Мне странствия эти, мятущие естество.
Давай повидаемся…Может, на этой неделе,
А, может, на следующей. Но не позднее того...

И родичи правы: они нам пеняют резонно,
Что хватит уже баламутить соленость морей.
Давай повидаемся где-нибудь там, на могиле Язона,
На улочке тихой, в бессмертной столице моей




Сортировать по: Показывать:

Переводчик

Вне серий
X